Курс валютпокупкапродажа
USD372.33374.12
EUR423.46426.43
RUR5.555.61
www.kurs.kz
 


 



Найти
 
 


О людях высокого долга. 20 декабря Беларусь отмечает юбилейную дату - 100 лет со дня образования КГБ


20 декабря отмечается юбилейная дата — 100 лет со дня образования органов государственной безопасности. Они родились 20 декабря 1917 года, когда была создана Чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией и саботажем. Менялись времена, уклады, государственное устройство — но всегда госбезопасность была важнейшей функцией страны. Пройдя вековой путь, белорусский КГБ стал мощной национальной спецслужбой, надежно защищающей интересы и граждан страны. Сегодня в гостях у «СБ» — председатель Комитета государственной безопасности Валерий Вакульчик
_______________________________________________

— Валерий Павлович, после того как вы возглавили КГБ, в прессе стали появляться довольно скупые новости о работе Комитета. Такая относительная закрытость ведомства — это ваша принципиальная позиция?

— Специфика работы любой спецслужбы заключается в скрытом получении разведывательной информации и противодействии попыткам ее получения со стороны других государств. Естественно, что основным способом решения этих вопросов является конспиративная работа, которая не терпит публичности.

Кроме того, моя личная позиция заключается в том, что о себе надо заявлять делами. Ведь из каких сегментов складывается образ сотрудника спецслужб?

Честь, долг, преданность Родине, интеллект и, безусловно, скромность. Поэтому пиар — это не для нас.

Самые серьезные результаты, достижения, если хотите, подвиги сотрудников белорусской спецслужбы не подразумевают огласки.

Даже в наградных документах, в представлениях к боевым орденам и медалям в мирное время, которые и без того имеют гриф «Секретно», не полностью излагается суть совершенных сотрудником действий. О них не знают не только родные и близкие, но даже большинство коллег лишь догадываются, что конкретно совершил тот или иной офицер на своем участке службы. Человек мог совершить настоящий подвиг, но не имеет права ни с кем поделиться известием о заслуженной награде.

В связи с этим, я думаю, было бы некорректным предавать огласке менее значимые наши достижения, когда гораздо более весомые заслуги остаются в тени.

Вместе с тем КГБ стремится по всем уголовным делам, имеющим широкий общественный резонанс, предоставлять информацию. Будь то защита экономических интересов государства, борьба с коррупцией, противодействие терроризму и экстремизму или вопросы контрразведывательной деятельности.

Но и в этих случаях нам приходится учитывать специфику деятельности спецслужбы, тем более что по закону вся исчерпывающая информация может предоставляться лишь после решения суда.

— Однако столь значительный юбилей, как 100–летие органов государственной безопасности, «замолчать» невозможно. Расскажите, как эволюционировал Комитет госбезопасности за годы независимости Беларуси?

— Всякий день рождения, тем более юбилей, подразумевает оценку того, что сделано. Мы тоже взвешиваем, с чем пришли к нашему столетию. И я в первую очередь хочу подчеркнуть, что Комитет госбезопасности сумел сохранить все самое ценное, эффективное и значимое, что наработано в годы, предшествующие независимости Беларуси.

Мировые войны, революционные потрясения, локальные конфликты стали тогда серьезными испытаниями для органов госбезопасности. За прошедшие десятилетия сменилось много поколений наших соотечественников, посвятивших себя обеспечению безопасности страны.

Не раз менялись название и структура органов, но на всех этапах деятельности они оставались важным государственным институтом, верой и правдой служившим Родине.

И сегодня у нас созданы свои, национальные школы разведки и контрразведки, обеспечения экономической безопасности и борьбы с коррупцией, причем с применением методов спецслужбы, как того и требует Президент.

У нас появилась своя школа правительственной связи. И время показало эффективность работы практически по всем направлениям. Нашу разведку и контрразведку хорошо знают и высоко оценивают профессионалы из других стран, одним из свидетельств этого является стремительное развитие сотрудничества с иностранными спецслужбами.

К примеру, только за последние 5 лет количество зарубежных партнеров Комитета выросло в 2,5 раза и сегодня мы продуктивно сотрудничаем с 46 иностранными спецслужбами. И это не только наши традиционные партнеры из стран СНГ.

— О чем говорит эта цифра?

— Безусловно, о признании мировым сообществом важной роли Беларуси в обеспечении региональной, а по ряду направлений — и глобальной безопасности.

Достигнутый уровень партнерства позволяет успешно развивать взаимодействие по целому ряду направлений, прежде всего в сфере противодействия терроризму.

Информация КГБ способствовала предотвращению отдельных действий террористического характера на территории стран–партнеров. Приведу следующие цифры: на территории Беларуси в 2014 — 2017 годах выявлено 59 иностранных боевиков–террористов. Из них 23 находились в международном розыске.

Также на этом направлении у нас эффективно развивается антитеррористическое подразделение — группа «А». Эксперты относят ее к мировой элите спецподразделений, куда входят команды быстрого реагирования США, Израиля, России, Великобритании, Германии и других государств, имеющих опыт применения подобных сил.

Красноречивым подтверждением уровня подготовки наших бойцов служат награды и призовые места, которые они неоднократно завоевывали во время соревнований, проводимых силовыми ведомствами государств — участников ОДКБ и международными организациями.

— Можно привести пример международного успеха группы «А»?

— Ее сотрудники неоднократно становились призерами престижного смотра полицейских и военных снайперов World Cup Sniper, который ежегодно проводит полицейская ассоциация Венгрии.

В нем участвуют представители армий и спецслужб Китая, большинства стран Европы, других государств. В 2014 г. снайперская пара нашего Комитета блестяще выиграла в разряде полицейских снайперов — наиболее высококонкурентном состязании, где соревнуются лучшие действующие сотрудники антитеррористических подразделений.

— Сфера правительственной связи обычно остается в тени основной деятельности КГБ. Какие изменения она претерпела за последние годы?

— Правительственная связь — важная составляющая управления государством. И ее развитие, разумеется, не стоит на месте. За прошедшее время созданы отечественные образцы средств связи в защищенном исполнении. Как было раньше, еще четыре года назад? Мы закупали это оборудование за рубежом, что несло отрицательный экономический эффект: стоит такая аппаратура достаточно дорого.

Сейчас же у нас производится вся линейка оборудования — от современных телефонных аппаратов до цифровых пультов правительственной связи.

И самое главное — у нас появилась национальная шифровальная аппаратура, позволяющая комплексно решать задачи по обеспечению безопасности информации.

А это является, кроме чисто технического достижения, одним из элементов суверенитета страны. Все эти проекты по разработке, созданию и производству шифровальной техники осуществляются исключительно силами отечественных предприятий, являются продуктом нашей научно–технической школы.

Кстати, сейчас завершаются испытания белорусского смартфона с криптомодулем, который обеспечивает гарантированную стойкость переговоров. По сути дела, комплекс этих мероприятий позволил стране войти в весьма ограниченное число мировых держав, обладающих суверенитетом в области криптографической защиты информации.

— А есть ли собственные кадры для работы с такой техникой?

— Как раз в этом году состоялся первый выпуск в школе криптографов, которая создана совместно КГБ и БГУ. Кстати, учебные пособия для них — тоже отнюдь не иностранные: в рамках государственной программы при активном участии сотрудников Комитета разработаны учебные методические комплексы по специальным дисциплинам прикладной криптографии. Так что есть своя школа — будем ее совершенствовать.

— Что можно сказать в целом о кадровом потенциале КГБ?

— Это наша главная ценность. Уже сформирована своя профессиональная школа подготовки сотрудников спецслужбы, основанная на многолетних традициях. Ее ключевым элементом является Институт национальной безопасности.

Это единственное в стране многопрофильное учреждение высшего образования, обеспечивающее подготовку, переподготовку и повышение квалификации специалистов в этой сфере.

Институт является не только правопреемником легендарных Высших курсов КГБ СССР в Минске, но и продолжателем славных традиций «чекистской кузницы кадров», заложенных сразу после войны при создании учебного заведения 27 декабря 1946 года. Мы сохранили все лучшее от традиций той школы, значительно осовременив их.

В итоге пришли сегодня к оптимальной модели преподавания, максимально приближенной к практической деятельности. До 50 процентов занятий проводят самые лучшие действующие сотрудники плюс регулярно проходят стажировки слушателей академии в областных и городских подразделениях в центральном аппарате.

Такая система подготовки кадров оказалась весьма востребована за рубежом — мы сейчас готовим специалистов для многих государств, которые удовлетворены качеством подготовки выпускников. При этом институт занимается еще и научно–исследовательской, аналитической работой, неотрывно связанной с практикой.

— Валерий Павлович, а каким примером проиллюстрируете читателям? Такое всегда интересно...

— Скажем, у нас есть объект оперативной заинтересованности и все данные по нему — начиная от роста, веса, возраста и заканчивая личностными особенностями — мы отправляем специалистам института. И они выдают нам прогноз поведения этого человека в той или иной ситуации.

А ведь есть еще психологическое сопровождение оперативной деятельности, есть наработки по выявлению противоправных деяний...

Сейчас институт проводит активную работу в разработке средств информационной безопасности, реализует проект совместно с Антитеррористическим центром СНГ по повышению квалификации кадров, занятых в борьбе с терроризмом.

За все годы своего существования институт подготовил и выпустил более 47 тысяч офицеров. Среди выпускников — более 200 генералов. Многие из них являются руководителями в силовых структурах, органах власти и управления не только Беларуси, но и других стран СНГ.

— Вы упомянули традиции КГБ. Какие события более всего повлияли на закалку спецслужбы? Какие традиции, поддерживаемые до сих пор, они породили?

— Практически все знаковые страницы в новейшей истории Беларуси так или иначе повлияли на становление и развитие отечественной спецслужбы. Это гражданская война и иностранная интервенция, борьба с бандитизмом и политическим террором. Не минули нас суровые и противоречивые времена 30-х годов... Но, безусловно, важнейшим из событий, повлиявших на закалку и профессионализм органов государственной безопасности, стала Великая Отечественная война.

Только согласно официальной статистике при исполнении служебного долга на белорусской земле в то время погибли 360 сотрудников, 254 — получили ранения. Звания Героя Советского Союза были удостоены 15 сотрудников спецслужбы — командиров специальных партизанских отрядов и групп. Трое из них получили награду посмертно. В числе Героев Советского Союза — хорошо известные общественности люди К.П.Орловский, А.М.Рабцевич, Н.А.Михайлашев и многие другие.

Опыт и закалка, приобретенные в годы военных испытаний, оказались незаменимыми в ликвидации послевоенного бандитизма, розыске и изобличении нацистских пособников, совершивших военные преступления. Позднее они стали надежным фундаментом формирования национальной спецслужбы суверенной и независимой Республики Беларусь.

И сегодня, когда за плечами у Комитета вековой опыт, можно уверенно сказать, что мы учимся у предыдущих поколений не только профессиональным приемам и навыкам, но прежде всего — отношению к делу, служению Родине. Из этого мы черпаем силы, учимся побеждать. Пожалуй, именно эту преемственность можно назвать главной традицией КГБ.

— А какую роль Комитет госбезопасности играет в нынешней системе государственной власти, в жизни страны?

— Он является прежде всего специальной службой, которая занимается контрразведывательной деятельностью, внешней разведкой и борьбой с терроризмом.

Кроме подразделений Комитета, этого не делает никто. Это означает, что наши сотрудники занимаются выявлением и нейтрализацией внутренних и внешних источников рисков, вызовов и угроз интересам страны в жизненно важных сферах.

Главная задача — защита независимости и территориальной целостности, обеспечение национальной безопасности Беларуси. По сути, это защита личности, общества и государства. То есть мы, если разобраться, работаем на граждан страны.

В том числе защищаем его не только от прямых преступных посягательств, но и от попыток манипуляции им, введения его в заблуждение, использования его «втемную» для реализации чужих интересов. Вскрывать истинные намерения таких манипуляторов, «кукловодов» — тоже одна из задач Комитета.

— Какие угрозы нашей безопасности существуют сейчас? От кого они исходят?

— Угрозы национальной безопасности условно можно разделить на внутренние и внешние. Их спектр, к сожалению, остается широким.

Среди наиболее серьезных, относящихся к компетенции КГБ, можно выделить посягательства на независимость, суверенитет и конституционный строй государства.

Попытки вмешательства во внутренние дела страны и навязывания Беларуси политического курса, который противоречит национальным интересам.

В течение ряда последних лет фиксируется постоянное давление на нашу страну в информационном пространстве. При этом угрозы исходят от конкретных лиц и организаций, преимущественно зарубежных, которые стремятся тем или иным способом оказать влияние на белорусское государство ради извлечения собственной политической и экономической выгоды.

Это, в принципе, объективная реальность в условиях глобальной конкуренции, с которой сталкивается любое государство в мире. Но исходит ли угроза из–за рубежа или от конкретного лица внутри страны — мы реагируем одинаково остро, исходя из оценки ее влияния на безопасность граждан, общества и государства.

— Как вы считаете, исходят ли угрозы для Беларуси от наших соседей — прибалтийских государств, Польши, Украины?

— Я полагаю, что в данном случае использование слова «угроза» не совсем корректно. Более того, из повседневного лексикона КГБ начисто исчезло понятие «противник».

Беларусь как суверенное независимое государство на протяжении уже более четверти века стремится выстраивать дружеские отношения со странами–партнерами по всему миру. Этому служат и менталитет нашего народа, и безусловная однозначная политическая и нравственная позиция Президента. И Комитет как часть государства придерживается тех же подходов. Поэтому мы делаем ставку на открытый, доверительный и взаимовыгодный диалог, тем более с нашими ближайшими соседями.

В то же время история развития человечества красноречиво свидетельствует, что любые государства с момента их появления были просто обязаны знать, что происходит в других странах, особенно расположенных по соседству. Это — история, это — классика! И так будет всегда.

Поэтому мы, безусловно, замечаем активность наших соседей на белорусском направлении. Но самое главное — чтобы эта активность находилась в разумных пределах, основывалась на джентльменских правилах и принципах, чтобы соблюдался негласный кодекс сотрудников спецслужб. Гораздо хуже, когда эта активность приобретает ярко выраженные недружественные формы и мешает развитию двусторонних отношений.

— Это кого вы сейчас имеете в виду?

— В частности, вызывают недоумение агрессивные методы работы литовских спецслужб, в том числе целенаправленные провокации, которые в цивилизованном мире остались в прошлом. Об этом, наверное, можно было бы и не говорить, если бы объектами этих провокаций не становились наши граждане, посещающие соседнее государство как туристы или по служебным вопросам, наши граждане, имеющие там родственников или друзей, коммерческие интересы.

Конечно же, это недопустимо. И вряд ли способствует укреплению и развитию отношений. Особенно с учетом того обстоятельства, что белорусский транзит существенно пополняет бюджет Литвы.

Так, только в текущем году к 15 годам лишения свободы осужден один гражданин Беларуси, завербованный литовскими спецслужбами. Возбуждено два уголовных дела по статье «Измена государству», еще одно дело направлено в суд.

— А сколько шпионов обезврежено на территории Беларуси в последнее время?

— Всего только за последние пять лет выявлена и пресечена разведывательная деятельность 36 сотрудников и агентов спецслужб иностранных государств, в том числе 13 привлечено к уголовной ответственности. Один из них впоследствии был «обменен» на двух белорусских граждан, осужденных за рубежом.

— Можно ли озвучить свежий пример?

— Пожалуйста. В нынешнем году был осужден гражданин Беларуси — бывший старший офицер. Будучи путем шантажа и угроз завербован иностранной разведкой, он собирал и передавал сведения, составляющие государственные секреты. Пытался втянуть в противоправную деятельность своих бывших коллег. Но, несмотря на предпринимаемые его кураторами меры безопасности и конспирации, предатель был разоблачен, его вина полностью доказана в суде и он получил 14 лет колонии усиленного режима.

Конечно, противоправная деятельность подобных лиц вызывает серьезную озабоченность белорусской контрразведки, так как наносимый ими ущерб может иметь значительные негативные последствия для национальных интересов страны, ее обороноспособности и безопасности.

Следует отметить, что те «гонорары» (а мы знаем, о чем говорим), которые платят иностранные спецслужбы своим агентам, не стоят неминуемо ожидающих предателя длительных сроков заключения, сломанной судьбы, общественного порицания, позора для его семьи и близких.

Подводя итог сказанному, можно отметить две основные тенденции. За последние пять лет значительно увеличилось число разоблаченных кадровых сотрудников и агентов иностранных спецслужб, что, с одной стороны, свидетельствует о возросшей активности разведорганов зарубежных государств, с другой — о значительном росте профессионализма белорусской контрразведки. И, конечно, о высокой самоотдаче наших сотрудников. Я знаю, что говорю, потому что вижу, как офицеры работают по нескольку суток напролет, без сна и отдыха.

— Можно ли сказать что–то новое о деле украинца Шаройко?

— Полагаю, что на вопрос по обстоятельствам дела Шаройко наиболее полный ответ уже дал сам задержанный, который признал свою вину. Каждый интересующийся мог видеть это лично по ТВ. Полагаю, что в ходе освещения работы по указанным материалам КГБ уже придал огласке более чем достаточно сведений как об интересовавшей иностранную разведку проблематике, так и о результатах расследования.

Вообще, я не думаю, что правильно уделять столько внимания примеру Шаройко. Он всего лишь один из 10 разоблаченных за последние пять лет иностранных разведчиков. Мы не предаем подобные факты огласке, понимая, что это не способствует хорошим отношениям между странами. И в данном случае инициатива обнародования инцидента исходила, как вы знаете, не от нас.

Сейчас уголовное дело в отношении Шаройко находится на завершающей стадии, так как к моменту его задержания уже была собрана исчерпывающая доказательная база, а само его задержание носило чисто технический характер.

— Время от времени появляются сообщения о пресечении Комитетом чьей–либо коррупционной деятельности. Расскажите об этой работе.

— Экономическая безопасность — одна из составляющих национальной безопасности. Поэтому, конечно же, борьба с коррупцией и экономическими преступлениями — тоже наше дело.

Тут ведь опять возникает аспект защиты личности, человека, на этот раз от посягательств коррумпированных чиновников, предпринимателей и связанных с ними лиц.

Потому что они своими действиями наносят ущерб не только государству, но каждому конкретному гражданину. Те деньги, которые должны были пойти на строительство дорог, больниц, школ, на выплату пенсий и пособий, кто–то взял и прикарманил. Или попытался это сделать. В противодействие этому у нас появились свои методы и наработки.

Но это очень многовариантная работа. Хочу отметить, что именно Комитет первым на практике начал реализовывать положения статьи 88–прим УК, то есть освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием.

Например, бизнесмен, и это понятно, хочет как можно больше заработать. Увлекшись погоней за прибылью, он где–то преступил закон. Сказать, что он после этого превращается во «врага государства» и должен однозначно сесть в тюрьму — это, на мой взгляд, неправильно.

Я глубоко убежден, что гораздо важнее возместить ущерб, причиненный действиями такого человека, и дать ему возможность продолжить работать честно.

Цель Комитета не возбуждение уголовного дела, а предупреждение, выявление и пресечение проблем в значимых сферах экономики, способных влиять на национальную безопасность. Уголовное дело — это всего лишь одна из форм работы, средство достижения упомянутой мной цели.

— То есть КГБ доводит до суда не все коррупционные преступления?

— Только самые серьезные, резонансные, значимые. Я вам приведу такую цифру: за последние три года Комитетом вскрыто более 1.600 коррупционных преступлений.

Из них лишь незначительная часть, менее трети, до суда расследовалась нами. Все остальные дела еще на стадии дознания были переданы в другие правоохранительные органы. Но когда речь заходит о серьезных преступлениях...

Например, не так давно самая крупная в истории страны взятка — 5 миллионов долларов — была пресечена Комитетом. Причем все эти деньги изъяты. Мы очень активно проводим работу по возмещению причиненного государству ущерба. И в этом деле честно отрабатываем свой хлеб: за прошедшие три года Комитет вернул в казну больше, чем государство потратило на содержание сотрудников.

— А вот кстати: ваши сотрудники не превращаются в сугубо кабинетных работников-аналитиков? Об успехах группы «А» вы уже рассказали, а как обстоит дело с боевой и физической подготовкой других сотрудников Комитета?

— Еще когда я учился в Школе КГБ, нам объясняли: «Запомните, ваше главное оружие — ручка!» Имелся в виду, разумеется, интеллект, который исключительно важен в аналитической работе. Не сила, не огневая подготовка...

Тем не менее мы все офицеры! Приведу такие цифры: 392 сотрудника органов госбезопасности имеют спортивные достижения, среди них 90 — кандидаты в мастера спорта, 58 — мастера спорта, 19 — мастера спорта международного класса, 3 — заслуженные мастера спорта.

Физическая подготовка и личное неравнодушие всех сотрудников КГБ позволяют им с честью выходить из ситуаций, когда приходится пресекать хулиганские действия и другие правонарушения, в том числе во внеслужебное время.

Не так давно произошел случай на Минском море, когда пьяный хулиган на квадроцикле раскатывал по пляжу на высокой скорости, представляя нешуточную угрозу для окружающих. Наш сотрудник, который находился среди отдыхающих в свой выходной день, пресек его действия и задержал буквально на ходу. Хотя это было непросто: правонарушитель переехал его квадроциклом, сломал ногу...

Или взять оперативных сотрудников Брестского управления, которые задерживали двоих граждан России, причастных к деятельности незаконных вооруженных формирований и объявленных в международный розыск. Один из них оказал вооруженное сопротивление, ранил оперативника, но все–таки обоих преступников удалось задержать.

— Часто ли сотрудникам КГБ приходится применять оружие?

— Знаете, у нас был такой заслуженный контрразведчик, Павел Грунтович, к сожалению, уже покойный. Так вот он любил повторять: «Там, где начинается стрельба — заканчивается контрразведка».

Другими словами, если нам пришлось применять оружие, значит, мы где–то недоработали интеллектом. Не просчитали. Недодумали. Если мы идем на обыск, то обычно заранее знаем, что и где найдем. Если идем на задержание, то стараемся организовать его таким образом, чтобы у преступника не было шанса даже на малейшую потасовку. Все продумывается до мелочей, чтобы максимально исключить силовое развитие событий. Если оно возникает, значит, мы что–то упустили в расчетах.

— Можно личный вопрос? Валерий Павлович, ваш офицерский путь начинался с танковых войск. Можно ли сказать, что тот период оказал влияние на вашу дальнейшую службу?

— Думаю, неверно говорить лишь об одном периоде. Я достаточно самокритичный человек и постоянно оцениваю свой личностный рост, работаю над собой, не закрываю глаза на какие–то недостатки.

Например, некоторые люди, которые знали меня еще до службы в органах госбезопасности, удивлялись: как ты, с твоим мягким характером, смог служить в такой суровой структуре? А все дело в том, что каждый жизненный этап мне что–то давал. Скажем, строевая служба в войсках — закалку характера и чувство долга. Это база, на которой строилось все остальное.

Далее, я 16 лет носил зеленую фуражку — служил в военной контрразведке в органах пограничной службы. От этого этапа взял понимание ответственности за порученное тебе дело.

На меня глубокое впечатление произвели слова ветерана, который прошел войну, охранял границу на Дальнем Востоке, а затем прибыл к нам, в брестский 86–й пограничный отряд. От него я впервые услышал о том «ни с чем не сравнимом чувстве, что за моей спиной — огромная Родина, а я нахожусь на ее краю и отвечаю за охрану этого рубежа».

Действительно, когда поступает приказ на охрану государственной границы, возникает особое понимание, что только ты отвечаешь за безопасность участка, который тебе доверен.

Честно скажу, ни в одной другой структуре я так остро подобное чувство не испытывал. Для солдата, заступившего на охрану границы, нет никаких авторитетов — должностных лиц или других начальников. Он выполняет приказ с таким достоинством, что это не может не вызывать уважения к человеку в зеленой фуражке.

Из Оперативно–аналитического центра, которым я также руководил, вынес понимание информационных технологий и важности развития этой сферы для страны, обеспечения ее безопасности.

В Следственном комитете более глубоко познал специфику сложной работы следователя, которому регулярно приходится сталкиваться с человеческим горем. Причем с обеих сторон, ведь любое преступление — беда как для потерпевших, так и для близких того человека, который подозревается в его совершении. И в такой эмоционально тяжелой обстановке следователь должен принять беспристрастное, основанное на законе решение для установления истины. А единственный способ — объективное, полное и справедливое расследование, невзирая на повседневный стресс.

И я благодарен судьбе, что на каждом из этих этапов мне довелось узнать, не побоюсь громкого слова, уникальных людей, умнейших специалистов, настоящих профессионалов, искренне преданных своему делу. Разумеется, их пример отразился и на моем отношении к службе на посту руководителя основной спецслужбы страны.

— Спасибо за откровенность. У меня не осталось вопросов.

— А у меня остался. Могу ли я, пользуясь случаем, через уважаемое мной издание сказать несколько слов коллегам?

От души поздравляю всех сотрудников органов государственной безопасности, ветеранов, членов их семей с юбилейной датой — 100–летием КГБ Республики Беларусь!

Огромное спасибо вам за преданность долгу и Отечеству, за высокий профессионализм, за беззаветное служение Родине.

Низкий поклон ветеранам за то, что они создали основы белорусской спецслужбы.

Мы стараемся делать все, чтобы они знали — их дело продолжается и знамя Комитета мы держим твердой рукой.

Отдельная благодарность супругам и близким наших сотрудников, потому что знаю — это очень непросто, быть женой сотрудника КГБ. Порой им нельзя признаться, где служит их муж, и дети не всегда это знают. При этом они поддерживают, обеспечивают тыл и создают все условия, чтобы наши сотрудники спокойно исполняли свой долг.

С праздником!

Советская Белоруссия, 20 декабря 2017

Кoличество переходов на страницу: 241