Найти
 
 


Каталония и Курдистан: как создать новое государство?


Жители двух регионов Земли - иракского Курдистана и испанской Каталонии - скоро будут решать на референдумах, создать ли им независимые страны.

Но проголосовать - одно, а воплотить в реальность эффективно работающее новое государство - другое. Что для этого требуется?

Четыре признака

"Не бывает настоящей страны без своего сорта пива и национальной авиакомпании", - сказал рок-музыкант Фрэнк Заппа.

Если отбросить шутки, то эксперты по международному праву выделяют четыре основных признака государства: население, территория, правительство и способность самостоятельно поддерживать отношения и договариваться с другими государствами.

Термин "население" вызывает споры, но большинство специалистов определяют его как совокупность людей, постоянно живущих на территории и считающих себя особым народом.

"Связь между людьми, действенная связь, чувство принадлежности к чему-то, общность чувств, - говорит профессор международного права лондонской Высшей школы экономики Джеймс Ирвинг. - A также общие практические интересы".

Другой ключевой признак государства - наличие определенной территории, на которой оно осуществляет суверенный контроль, и установленных границ.

Третий критерий, признаваемый практически всеми - стабильное и эффективное правительство.

И, наконец, четверый ключевой элемент: способность вступать в договорные отношения с другими государствами и поддерживать таковые.

Суверенное государство свободно устанавливает как двусторонние - если, к примеру, две страны вступают в дипломатические отношения либо решают совместно работать над проблемой, представляющей обоюдный интерес - так и многосторонние связи: например, вступает в ЕС или присоединяется (либо не присоединяется) к конвенции по борьбе с изменениями климата.

Это подразумевает отсутствие подчинения какому-либо иному государству или внешней силе.

Как будущему государству обрести все эти признаки и сделаться настоящим?

Международное признание

Новое государство может быть признано другими государствами в индивидуальном порядке, но главный приз - принятие в ООН.

Это автоматически дает полную защиту международного права, признание существующих границ, вступление на равных в систему мировых торговых отношений, доступ к кредитам МВФ и Всемирного банка, и массу других выгод.

Можно ли не состоять в ООН и при этом являться государством?

"Есть старая пословица: если нечто выглядит как утка и крякает, то это утка, - говорит преподаватель международного права Кильского университета Ребекка Ричардс. - В таких случаях мы говорим о непризнанном государстве".

Один из примеров - Сомалиленд, бывшее британское Сомали, получившее независимость в 1960 году и через четыре дня объединивишееся с бывшим итальянским Сомали.

В 1991 году сомалийское государство впало в хаос, фактически прекратило существование, и тогда Сомалиленд в одностороннем порядке вновь провозгласил суверенитет.

"Там необычайно сильное по местным меркам правительство, несколько раз проводились демократические выборы, царят мир и стабильность, успешно развивается экономика - короче, есть все, чего следует ждать от государства". - говорит Ребекка Ричардс.

Но Сомалиленд не признан никем в мире, что создает ему множество неудобств.

"Доступ к международной гуманитарной помощи и помощи на нужды развития, особенно по линии ООН, сильно ограничен, так как по закону они должны поступать в Сомалиленд через центральное правительство Сомали. Сложно вести внешнюю торговлю без правовой защиты. Национальная валюта не котируется за пределами страны", - перечисляет Ребекка Ричардс.

Правовая коллизия

В основе концепции государства-нации лежит право на самоопределение.

Оксфордский словарь трактует его следующим образом: "Признание права народа решать вопрос о своем государственном суверенитете и форме правления".

Этот принцип был закреплен в Уставе ООН, принятом в июне 1945 года. Но тогда фактически имели в виду исключительно право колоний европейских держва на независимость или выбор формы ассоциации с метрополией.

"Все признавали, что право наций на самоопределение - это здорово и прогрессивно, - говорит Джеймс Ирвинг. - Но не было четкого представления, что оно, собственно, значит".

Считалось, что если народ ранее кем-то колонизированной территории хочет свое государство, у него есть такое право. В результате после 1945 года около трети населения планеты сменило государственный статус. Количество членов ООН выросло с 51 до 193.

Но тут крылась ловушка.

"Как поженить лежащий в основе идеи суверенитета принцип нерушимости границ и право народов самим определять собственное будущее, очевидно, подразумевающее возможность отделения?" - вопрошает старший научный сотрудник центра восточноевропейских исследований лондонской Высшей школы экономики Джеймс Кер-Линдси.

Часть юристов-международников встала на точку зрения, что после ликвидации колониализма никакие изменения границ государств без их согласия допускаться не должны, а для народов, живущих в пределах других государств, самоопределение ограничивается правом на автономию.

Косовский прецедент

"Когда косовские албанцы вслед за словенцами, хорватами и боснийцами потребовали независимости, первая реакция мирового сообщества свелась к тому, что Косово, будучи автономным краем, не имеет права на выход из Сербии, в отличие от республик, которые на равных с Сербией образовывали федерацию", - вспоминает Джеймс Кер-Линдси.

Ключевое значение, по мнению эксперта, имеет вердикт Международного суда ООН, куда обратилась Сербия после одностороннего провозглашения независимости Косова в 2008 году.

Суд не усмотрел в нем противоречий с международным правом.
Поскольку принцип нерушимости границ тоже сохраняет силу, коллизия переместилась из области права в область политической целесообразности. Ныне статус и будущее новых государств определяются в каждом конкретном случае по воле мировых игроков.

Так, Косово до сих пор не стало членом ООН, в основном из-за позиции России, которая, как постоянный член Совета Безропасности, имеет право единоличного вето не прием новых членов.

При этом республика признана более чем половиной государств мира, принята в МВФ, всемирный банк и Международный олимпийский комитет.

Как завоевывать друзей

"Фактически невозможно для кого-либо получить независимость и построить государственность без согласия других государств, прежде всего больших и влиятельных, признать и поддержать вас", - подчеркивает Милена Стерио, профессор международного права Кливлендского университета.

Как это работает на практике?

Восточный Тимор до 1960-х годов являлся португальской колонией, а затем был оккупирован Индонезией.

Во времена холодной войны США и Запад не желали отталкивать Индонезию, и потому не поддерживали стремление жителей Восточного Тимора к независимости.

"В 1990-х годах великие державы перестали особо нуждаться в Индонезии как союзнике, обратили внимание на нарушения прав человека в Восточном Тиморе и сказали: окей, тиморцы, вы, пожалуй, слишком долго страдали", - говорит профессор Стерио.

Ситуация в Испании принципиально иная.

Так что же случится, если каталонцы все же проголосуют за независимость?

"Я в таком случае прогнозирую долгие переговоры и компромисс, состоящий в том, что Каталония останется в составе Испании, но при расширенной автономии", - говорит Милена Стерио.
Каталония имеет право на самоопределение, а Испания - на нерушимость границ.

Добровольного согласия на уход Каталонии Мадрид, по всей вероятности, не даст. Примечательно, что Испания единственной из западных демократий не признала независимости Косова, явно держа в уме Каталонию.

Так же практически невозможно представить себе, чтобы остальной мир стал оказывать на Испанию давление, как на Сербию и Индонезию.

Обстоятельства на Ближнем Востоке сильно отличаются, но курдам, если они проголосуют за независимость, предстоит столкнуться с той же проблемой.

Служба ВВС, 5 августа 2017

Кoличество переходов на страницу: 12