https://www.kurs.kz/ - Курсы валют в обменных пунктах г. Алматы и других городах Казахстана
 


 


Найти
 
 


Деньги у ЕАБР есть, нужны стоящие проекты


Евразийский банк развития (ЕАБР), созданный в январе 2006 года, за довольно короткий по историческим меркам период приобрел репутацию состоявшегося и признанного международного финансового института со специализацией на региональной интеграции. Сегодня деятельность банка, финансирующего в государствах-участниках инвестиционные проекты на сумму свыше $5 млрд, сконцентрирована на создании условий для устойчивого экономического развития, расширения торгово-экономических связей и углубления интеграционных процессов между Арменией, Беларусью, Казахстаном, Кыргызстаном, Россией и Таджикистаном. Став в 2010 году полноправным участником банка, Республика Беларусь получила возможность привлекать выгодные инвестиции в развитие собственной транспортной, энергетической и муниципальной инфраструктуры. Равно как и выступать партнером в реализации многосторонних проектов на территории стран-союзниц. В действующей стратегии, рассчитанной до 2017 года, ЕАБР прописал намерение поддерживать инновационное развитие Беларуси, финансировать предприятия реального сектора с высоким экспортным потенциалом и банковский сектор в рамках целевых программ по поддержке малого и среднего бизнеса, а также способствовать внедрению лизинговых продуктов для продвижения товаров белорусских производителей. 

Провозгласивший приоритетность принципов политики социальной и экологической ответственности, ЕАБР тем не менее пока не слишком отличается от обычных коммерческих банков. Впрочем, с приходом в Евразийский банк развития опытного и широко известного российского финансиста Дмитрия Панкина, назначенного в 2015 году на пост председателя правления этой структуры, экспертные круги шести стран невольно стали задумываться о возможных переменах в стратегии и тактике ЕАБР.

Ожидает ли банк период мягких реформ и будет ли скорректировано его взаимодействие с Беларусью - на эти и другие вопросы глава ЕАБР ответил в интервью.
__________________________________________

- Дмитрий Владимирович, 1 января 2015 года начался новый этап интеграции на евразийском пространстве - стартовал Евразийский экономический союз. Будет ли корректироваться деятельность ЕАБР в связи с геоэкономическими переменами в Евразии?

- Напомню, что буквально через полгода, в 2016 году, у нас будет юбилей - банк преодолеет свой первый десятилетний рубеж. ЕАБР всячески поддерживает интеграционные процессы в регионе и последовательно реализует все пункты своей стратегии. Однако, на мой взгляд, сейчас настало время проанализировать определенные моменты и уточнить, в правильном ли направлении мы все-таки движемся.

Не секрет, что Минск, Москва, Душанбе, Ереван, Астана и Бишкек по-разному оценивают результативность своего участия в ЕАБР. И это связано с объективными факторами. Если, к примеру, небольшие экономики Армении и Беларуси получают немало инвестиционных бонусов от ЕАБР, то роль нашего банка в кредитовании таких крупных игроков, как Россия и Казахстан, весьма мизерна. Отсюда и возникает вопрос: что и как изменить в деятельности ЕАБР, чтобы он не просто кредитовал "хорошие проекты" и "замечательные предприятия", а выполнял именно особые, специфические задачи банка развития. Это и есть ключевой вопрос, на который предстоит дать ответ.

- Как скоро он может быть сформулирован?

- Могу точно сказать: затягивать не будем. Мы уже приступили к экспертному обсуждению, рассматриваем различные варианты. Думаю, что до конца лета представим готовое решение.

- Вы как новый глава банка выступаете здесь за кардинальные перемены или все же за мягкие реформы?

- Скорее за более разумный подход в использовании имеющихся средств и возможностей. ЕАБР, в настоящее время участвующий во множестве проектов в различных отраслях, пока слишком уж похож на обычный коммерческий банк. Но лично я полагаю, что банк развития - это структура, призванная заниматься именно вопросами, которые в силу тех или иных причин не решают ни государственные органы, ни бизнес. Наши проекты - это те, которые, что называется, содержат в себе public interest (то есть они нацелены на общественный интерес) и с которыми коммерческие банки не смогут работать в силу особой специфики.

Сюда можно отнести в первую очередь инфраструктурные проекты, проекты по развитию транспорта, электроэнергетики, коммуникаций. Этим направлениям должно уделяться особое внимание еще и потому, что без решения актуальных проблем во всех упомянутых сферах наши страны вряд ли добьются реального экономического прорыва и роста - даже если все необходимые правовые и законодательные механизмы будут отработаны, а институты евразийской интеграции идеально выстроены…

Еще хочу отметить, что для ЕАБР интересно развитие трансграничной инфраструктуры как внутри Евразийского экономического союза, так и на внешних западных, восточных и южных рубежах. Взять хотя бы ту же идею создания нового Шелкового пути, который свяжет Китай, Россию, Беларусь, Казахстан и страны Западной Европы. Мы должны здесь не просто выступать в качестве пассивных транзитных площадок, а пытаться использовать момент и выстраивать "вертикальные связи" по линии "Север - Юг", которые бы соединяли наши государства и обеспечивали эффективные транспортные связи даже между отдаленными регионами.

Как я часто говорю: деньги у нас есть, нужны стоящие проекты, которыми готов плотно заняться Евразийский банк развития. Кстати, на сегодняшний день в мире существует немало различных банков развития: ЕАБР, Азиатский банк инфраструктурных инвестиций, многосторонние банки развития и так далее. Такие финансовые институты должны кооперировать усилия и налаживать взаимодействие. Выгода будет для всех.

- Дмитрий Владимирович, как развивается сотрудничество ЕАБР с центральными банками стран-участниц, и в частности с Национальным банком Беларуси? 

- ЕАБР хотел бы взаимодействовать с национальными банками более плотно. Один из вопросов, с которым к нам очень часто обращаются клиенты, звучит следующим образом: может ли Евразийский банк развития финансировать проекты в национальных валютах? Наш ответ таков: если у ЕАБР будет возможность получать долгосрочные ресурсы в национальных валютах, то тогда сможем. До недавнего времени российский рынок был очень стабильным и фактически единственным, где мы могли взять "длинные деньги", - еще несколько лет назад была возможность размещать там 5- или 10-летние ценные бумаги, а полученные за счет этого ресурсы мы использовали для финансирования инвестиционных проектов. Сейчас, как понимаете, в силу объективных причин все складывается несколько иначе.

В Казахстане ситуация другая, там фондирование обеспечивалось через Национальный банк. ЕАБР размещал свои облигации в Нацбанке, который является управляющей компанией пенсионного фонда. Таким образом мы получали долгосрочные ресурсы в тенге, которые затем использовались для кредитования проектов. Нам было бы интересно поработать по аналогичной схеме и с Национальным банком Беларуси.

- В текущем инвестпортфеле Евразийского банка развития на долю Беларуси приходится свыше 18%. А это в денежном выражении порядка $550 млн. Какие важные инвестиционные проекты банк сегодня реализует на белорусской территории?

- В общей сложности у нас в Беларуси 15 проектов. Назову лишь некоторые. В промышленности - это строительство Полоцкой ГЭС на реке Западная Двина, финансирование создания производства грузовых железнодорожных вагонов и танк-контейнеров, возведение гостиничного комплекса в Минске, модернизация одного из производств в ОАО "Минский электротехнический завод имени В.И.Козлова". Наши проекты в финансовом секторе включают кредитные линии с целью финансирования субъектов малого и среднего бизнеса, содействия развитию агропромышленного комплекса, а также повышения энергоэффективности экономики.

Но, как я уже отмечал, мне видится несколько иной роль банка развития. Иными должны быть и финансируемые нами проекты. Плюс мы будем нацеливаться на инвестирование средств преимущественно в те программы и идеи, которые охватывают интересы сразу нескольких стран-членов. К примеру, это строительство в Казахстане сборочного производства, которое будет использовать комплектующие, поступающие из Беларуси и России. Сейчас мы как раз рассматриваем ряд подобных совместных проектов, в которых в той или иной степени будет участвовать Беларусь.

- ЕАБР является управляющим средствами Евразийского фонда стабилизации и развития (ранее известного как Антикризисный фонд ЕврАзЭС). Интересна ваша оценка: Беларусь - исполнительный кредитный партнер?

- Исполнительный и надежный. Никаких просрочек по кредиту, предоставленному АКФ ЕврАзЭС, со стороны Беларуси нет, страна погашает все по плану. У нас к Беларуси вообще нет каких-либо вопросов. 

Недавно Беларусь предоставила заявку на новый финансовый кредит фонда, а также проект стабилизационной программы, под которую запрашивается этот кредит. Заявка сейчас находится на рассмотрении Евразийского фонда стабилизации и развития.

- Не так давно вы заявили о том, что Беларусь, Казахстан и Россия находятся на пороге перехода в категорию стран с высоким уровнем доходов. С одной стороны, этот факт отражает поступательную динамику социально-экономического развития за последние десятилетия. С другой, такое качественное изменение предполагает внедрение новой модели развития…

- Да, полагаю, что прежние модели развития для Беларуси, Казахстана и России, принесшие в свое время хорошие результаты, уже объективно себя исчерпали. Без проведения последовательных структурных реформ, перехода к стратегии внедрения инноваций, диверсификации и роста экспорта, а также наращивания внутреннего спроса всем трем странам грозит "эффект колеи".

Лишь немногим государствам удается выбраться с проторенной дорожки экономической специализации и наработанных методов использования имеющихся трудовых, природных и капитальных ресурсов. В итоге это грозит резким замедлением темпов роста ВВП и кардинальным снижением уровня инвестиций: страны утрачивают стимулы к дальнейшему активному экономическому развитию, предпочитая существующую "комфортную" модель роста. И ЕАБР как крупный и авторитетный аналитический центр считает важным предупредить своих участников о возможных негативных последствиях.

Самой большой проблемой является переход от экономического роста, ориентированного на ресурсы и зависящего от дешевой рабочей силы и капитала, на рост, основанный на высокой производительности и инновациях. Но мы все должны к этому идти.

- Давайте немного подробнее поговорим о новой модели развития для Беларуси, России и Казахстана. И что уготовано тогда для остальных участников ЕАЭС?

- Модель "Нового ускорения", как я ее называю, должна обеспечить потребности в повышении темпов экономического роста каждой из стран Евразийского экономического союза. Кто-то, возможно, немного раньше продвинется вперед, другие государства будут подтягиваться. Но в целом все участники должны вместе реализовывать определенный комплекс мер: переходить на рыночные принципы в экономике, активно заниматься инфраструктурными проектами, проводить единые политики (в пенсионной сфере, по преодолению неравенства, технологическому развитию, совершенствованию институтов), а также повышать уровень человеческого капитала в первую очередь за счет развития высшего образования. И, конечно, один из наиболее важных моментов - формировать эффективный рынок капитала Евразийского экономического союза.

- Свобода передвижения капитала и инвестиций - как раз одна из главных целей ЕАЭС. Кстати, на создание общего рынка финансовых услуг в рамках союза отведено 10 лет. Успеем к 2025 году?

- Такая цель поставлена, и мы будем к ней стремиться. Но делать прогнозы - занятие неблагодарное. 

- Тем не менее ЕАБР как аналитический центр наверняка просчитывает вероятные сценарии развития событий... 

- Скажем так: успешная реализация задачи по обеспечению свободы движения капитала и инвестиций к 2025 году лежит в двух плоскостях. Во-первых, многое зависит от унификации подходов к регулированию рынка финансовых услуг (макропруденциальный аспект), а также от успехов на поприще координации макроэкономической политики. Это приведет к сближению параметров доступности капитала.

Во-вторых, это собственно вопросы формирования общих финансовых рынков: банковского, страхового и ценных бумаг. Здесь, на наш взгляд, важно предпринять следующие шаги. Необходима либерализация режимов регулирования банковского сектора, включая вопросы участия иностранного капитала в банковской системе, открытия филиалов и снятия ограничений на движение капитала. Параллельно должно осуществляться выравнивание условий по операциям капитального счета. Также нужно либерализировать доступ на рынки ценных бумаг в части брокерской деятельности, включая возможность свободного размещения и обращения ценных бумаг для национальных эмитентов в странах ЕАЭС. Плюс должна быть либерализация доступа на рынки ценных бумаг в части депозитарной деятельности.

 - С какими основными сложностями при этом предстоит столкнуться?

- Как и в случае с рынком товаров, к основным сложностям создания общего финансового рынка можно отнести множество барьеров и препятствий, стоящих на пути свободного передвижения финансовых услуг. В прошлом году ЕАБР провел масштабное исследование и впервые дал развернутую оценку влияния нетарифных барьеров на взаимную торговлю в ЕАЭС. При этом были предложены рекомендации по их устранению. 

Отмечу важность опыта Европейского союза, который учит главному: в финансово-экономической интеграции не стоит слишком торопиться и забегать вперед. Теперь уже всем ясно, что при наличии в Евросоюзе стран с изначально различным уровнем развития было ошибкой впопыхах двигаться к повсеместному введению евро. Ведь процесс выравнивания экономического роста и экономических моделей достаточно длительный, и вначале необходимо скоординировать экономические и финансовые политики. Нам стоит учесть некоторые ошибки и наработки европейцев.

Полагаю, что все амбициозные задачи, поставленные в ЕАЭС к 2025 году, вполне реализуемы при условии умения и желания находить компромиссы. Пока же нередко имеют место попытки говорить языком ультиматумов.

Наш анализ показывает, что открытие границ, свободное передвижение товаров и капитала дает всем странам позитивный стимул для развития. Возможно, больше бонусов сразу ощутят, к примеру, Армения и Кыргызстан, но ведь и Россия, и Беларусь, и Казахстан также будут в итоге в выигрыше. То есть это ситуация win-win, приносящая всем взаимную выгоду. Речь вовсе не идет о том, чтобы в угоду политического доминирования некто жертвовал средства на субсидирование более слабых стран. В открытии границ есть прочная экономическая логика.

- Насколько сегодня все шесть стран - участниц ЕАЭС готовы идти на уступки и постепенно отказываться от определенных суверенитетов в экономической и финансовой сферах?

- Хочу заметить, что в рамках Евразийского экономического союза часть национальных полномочий передается наднациональным органам, например Евразийской экономической комиссии. Всего ЕЭК уже получила около 140 наднациональных полномочий.

Однако решения органов ЕАЭС, начиная от Высшего совета и заканчивая Коллегией ЕЭК, принимаются таким образом, что позиции сторон, даже малых государств, не могут быть проигнорированы. Получается, что представители небольших стран имеют серьезный вес в делах Евразийского экономического союза - вес, превышающий размеры их населения и ВВП. Делясь частью суверенитета, участники ЕАЭС получают рычаги влияния на весь регион. То есть, уступая в чем-то одном, непременно выигрываешь в другом. Золотое правило.

Марта Астрейко
БЕЛТА, 25 июня 2015

Кoличество переходов на страницу: 613


Комментарии