Новости по теме

https://www.kurs.kz/ - Курсы валют в обменных пунктах г. Алматы и других городах Казахстана
 


 





Найти
 
 


The Spectator: разрушение "Северных потоков" вернёт Европу в эпоху деиндустриализации


После подрыва "Северных потоков" у Европы не осталось пути назад, без российского газа её экономическое положение будет ухудшаться. Об этом говорится в статье британского журнала The Spectator.

Стремительный развал экономики, который сейчас переживает Великобритания, - это лишь ускоренная версия того, через что в ближайшее время придется проходить всей Европе. Учитывая атаки на газопроводы "Северный поток - 1" и "Северный поток - 2", реального пути назад уже не осталось. Европа физически больше не может импортировать российский газ. Цены на континенте будут оставаться высокими до тех пор, пока ЕС не построит больше собственных мощностей. А на это могут уйти годы.

Высокие цены на энергоносители сделают европейское производство неконкурентоспособным. Европейские производители будут вынуждены перекладывать бремя более высоких расходов на энергоносители дальше по цепочке, поднимая цены на свою продукцию, в результате чего потребителям станет выгоднее покупать товары из стран с нормальными ценами на энергоносители. Единственным логичным ответом на угрозу повсеместной деиндустриализации является повышение тарифов.

Это единственный способ более или менее сравнять цены на дорогие европейские товары и дешёвые зарубежные, тем самым искусственно поддержав местное производство. Эта стратегия приведет к снижению уровня жизни, лишив европейцев более дешёвых товаров, однако она по крайней мере поможет сохранить часть рабочих мест в обрабатывающей промышленности.

Этот процесс очень похож на начало Великой депрессии. В 1920-х годах из-за перекоса в финансовых механизмах, возникшего после подписания Версальского договора, западные экономики накопили огромные долги. В 1929 году крах американского фондового рынка уничтожил одну из оставшихся ключевых опор, и западные экономики рухнули. Первой обвалилась Европа, а когда торговля застопорилась, в пропасть за ней последовала и Америка.

Современные западные экономики накапливали долги десятилетиями. Но с момента первых локдаунов в начале 2020 года этот процесс резко ускорился. В 2019 году в еврозоне отношение государственного долга к ВВП составляло 83,8%. В 2020 году, после того как были предприняты меры по финансовой поддержке в условиях локдаунов, этот показатель подскочил до 97,2%. За тот же период отношение госдолга Великобритании к ВВП выросло с 83,8% до 93,9%. Это примеры самых резких скачков в истории.

Накопление долгов в период пандемии, вероятно, было неизбежным. Однако оно, безусловно, послужило толчком к возникновению того инфляционного давления, которое мы сейчас наблюдаем повсюду, особенно с учётом того, что локдауны полностью разрушили цепочки поставок. То есть денег стало больше, а товаров - меньше. Но то, что произошло с начала этого года, - это нечто совершенно иное.

Военная спецоперация России в Украине спровоцировала в Европе войну цен на энергоносители, которая вынуждает правительства заимствовать все больше средств для покрытия расходов на топливо.

В отличие от локдаунов резкое подорожание энергоносителей оказывает прямое давление как на цены, так и на торговый баланс между странами. Повышение цен на топливо означает, что Европа должна отправлять больше евро и фунтов стерлингов за границу, чтобы получить энергию. Следовательно, стоимость импорта растёт, и это бремя более высоких расходов перекладывается на потребителей, поскольку предприятия пытаются компенсировать рост стоимости энергии за счёт повышения цен. Ситуация уже перестала быть даже отдаленно устойчивой. Сейчас Европа фактически снова переживает 1929-й год.

В 30-е годы Европа провалилась в экономическую чёрную дыру. Ее экономика рухнула, и поэтому всю торговлю, которую она вела с остальным миром, засосало в пропасть вместе с ней. Затем Европа замкнулась внутри себя и начала воздвигать торговые барьеры, чтобы создать хоть какое-то подобие экономической нормальности. Это был классический пример того, что экономисты назвали бы "ошибкой экстраполяции": то, что было хорошо для Европы, было плохо для мировой экономики. Мир погрузился в депрессию.

Может ли то же самое произойти сегодня? По оценкам Торгового представительства США, в 2019 году объём торговли Соединенных Штатов составил более $5,6 трлн, что равняется примерно 26% ВВП. В том же году объёмы торговли с Евросоюзом оценивались в $1,1 трлн - это около 20% от общего объема торговли. Когда Европа погрузится в черную дыру, этот торговый оборот окажется там вместе с ней. Американская экономика, которая и без того сейчас достаточно слаба, скорее всего, последует за ними.

На этот раз одним из ключевых отличий от событий 30-х является существование конкурирующего экономического блока, который способен изолировать себя от негативной динамики. Речь о БРИКС+, то есть о Бразилии, России, Индии, Китае, ЮАР и Аргентине, а также о таких странах, как Иран, Турция, Египет, Индонезия и Саудовская Аравия. С момента начала военной спецоперации России в Украине страны БРИКС укрепляют торговые и финансовые связи и принимают в свои ряды новых членов.

Похоже, что цель этих экономик состоит в том, чтобы максимально отделиться от Запада. Если им удастся это сделать - а похоже, что так оно и будет, - они сумеют избежать "великой депрессии". И атаки на "Северный поток" могут стать той точкой, которую будущие историки назовут концом господства Запада, резюмирует The Spectator.



3 октября 2022, Минск
БЕЛТА

Кoличество переходов на страницу: 132