https://www.kurs.kz/ - Курсы валют в обменных пунктах г. Алматы и других городах Казахстана
 


 




Найти
 
 


Воспоминания о Токтагали Жангельдине


С Токтагали Жангельдиным мне довелось познакомиться в октябре 1943 года. Случилось это в глухом лесу, километрах в сорока к северу от белорусского города Борисова, где тогда разместился штаб партизанской бригады «Дядя Коля».

В ту пору я был первым секретарем подпольного Борисовского горкома комсомола. Предстояло решить с командованием бригады вопрос о назначении нового заместителя комиссара бригады по комсомолу. Прежний замкомиссара, Роман Гольдберг, стал комиссаром вновь созданного партизанского отряда. Его хорошо знали и ценили за организаторский опыт, за боевые дела. На счету у Романа были тринадцать спущенных под откос вражеских эшелонов. Кто должен был заменить его в качестве комсомольского вожака?

— Есть у нас на примете один партизан, — сказал мне комиссар бригады Николай Николаевич Чулицкий. — Коммунист. В отряде с весны прошлого года, С высшим образованием. Мы уже вызвали его в штаб бригады.

В землянку вошел коренастый казах, в видавшей виды, но чистой, со свежим подворотничком, гимнастерке, аккуратно выбритый, подтянутый. Держался спокойно, говорил  неторопливо, вдумчиво.
Он сразу пришелся мне по душе, хотя и не показался молодым. Немудрено: мне исполнилось тогда девятнадцать лет, а ему — целых двадцать семь! За его плечами был уже немалый жизненный путь.

Родился Токтагали в Семипалатинской области, в семье крестьянина-бедняка. Как и для миллионов его сверстников, Советская власть открыла ему широкую дорогу в жизнь. Он заканчивает физико-математический факультет педагогического института в Алма-Ате, затем работает преподавателем физики и математики. В 1939 году становится коммунистом.

А в следующем году призывается в ряды Советской Армии. Война застает его в Белоруссии. В качестве командира батареи встретил Токтагали первый удар гитлеровцев. В сентябре 1941 года был ранен в обе ноги и оказался в тылу врага.

Началась полоса самых тяжелых испытаний, в которых выявлялись подлинные качества человека, его твердость духа, способность не потерять себя, выстоять во что бы то ни стало.

Этот экзамен молодой командир коммунист выдержал с честью. В начале 1942 года, едва встав на ноги, он уходит в партизанский отряд. В ряды народных мстителей он пришел с партийным билетом, с которым, рискуя жизнью, не расставался все эти месяцы.

Ко времени нашего знакомства это был уже бывалый партизан, командир отделения в одном из отрядов, которые летом 1942 года объединились в бригаду под командованием Петра Григорьевича Лопатина —«Дядя Коля». За эти полтора года у Токтагали были и бои по разгрому фашистских гарнизонов, и засады, и участие в подрыве вражеских эшелонов. И вот теперь речь шла о новом ответственном назначении.

Мы быстро нашли общий язык. Бюро подпольного горкома комсомола на ближайшем заседании утвердило нового заместителя комиссара, ввело его в свой состав. До освобождения Белоруссии летом 1944 года мы работали рука об руку и крепко сдружились.

А работы было много. К осени 1943 года борьба народных мстителей еще более усилилась. Линия фронта проходила уже в восточных районах Белоруссии в сотне с небольшим километров от Борисова. Стремительно росла численность партизанских отрядов. Из Минска, из Борисова, отовсюду шли люди с одной просьбой: «Возьмите в отряд!» Хотя приток оружия резко возрос, в нем ощущалась, пожалуй, как никогда острая нужда.

Давно прошли времена, когда партизанские отряды действовали разрозненно, мало знали о действиях друг друга. Сама жизнь подвела к наиболее рациональной и гибкой в тех условиях форме объединения отрядов -партизанской бригаде, а затем и к тесному взаимодействию бригад в масштабах целых партизанских зон под руководством партийных органов. В северной части Минской области с осени 1942 года работал межрайонный партийный комитет Борисовской зоны, а с лета 1943 года — непосредственно Минский областной комитет партии, представленный в северной части области его секретарем Р. Н. Мачульским. Под его руководством действовал штаб партизанского соединения Борисовско-Бегомльской зоны, имевший постоянную радиосвязь с ЦК компартии Белоруссии, Центральным и Белорусским штабами партизанского движения.

Во всех семи районах зоны работали подпольные райкомы партии, направлявшие борьбу партизанских соединений в своих районах. Под их руководством действовали подпольные райкомы комсомола.
К концу 1943 года территория Борисовско-Бегомльской зоны, освобожденная от фашистов, занимала площадь около 6 тысяч квадратных километров с сотнями деревень. На севере она соединялась с Полоцко-Лепельской партизанской зоной и вместе с ней образовы вала обширный партизанский край, простиравшийся от правобережья Западной Двины на севере до ближайших подступов к автомагистрали Минск — Москва на юге.

Все бригады располагали постоянной надежной радиосвязью б Москвой. Она осуществлялась непосредственно и через подпольный обком партии. Кроме того активно действовала воздушная связь с «Большой землей». Если в начале года грузы и людей приходилось сбрасывать на парашютах, то теперь партизаны располагали своим полевым аэродромом вблизи освобожденного районного центра Бегомль. Там приземлялись не только самолеты, но целые воздушные поезда из нескольких планеров, буксируемых самолетом. Иногда аэродром принимал по несколько таких воздушных поездов в сутки. Во все больших количествах из-за фронта поступало оружие, военное снаряжение. Отправляясь в обратный путь, самолеты забирали раненых.

Партизанские соединения могли теперь решать более сложные задачи, чем год или даже полгода назад. Накопленный опыт, намного более сильное вооружение, тесное взаимодействие бригад и отрядов дали возможность приступить к проведению крупных боевых операций. Такой стала «рельсовая война», которая выводила из строя железнодорожные коммуникации противника и содействовала наступлению советских войск на фронте. Сюда же относятся операции по разгрому крупных гарнизонов противника в районных центрах, на железнодорожных станциях.

Защита населения в обширных партизанских зонах становилась одной из самых главных задач партизан. Там развертывалось строительство оборонительных сооружений по принципу круговой обороны, эшелонированной в глубину. Вокруг деревень, на господствующих высотах сооружались дзоты, отрывались линии окопов.

На территории освобожденных зон - существовало нерушимое братство населения и партизан. Уполномоченными Советской власти в деревнях были партизанские коменданты, которым помогало все население. Партизаны приходили на выручку жителям в проведении сева, уборки и других полевых работ, в ремонте сельхозинвентаря, выделяли лошадей, повозки, зерно на семена и т. д. Партизанские врачи считали оказание медицинской помощи населению таким же долгом, как уход за больными и ранеными партизанами.

В освобожденной зоне действовала налаженная система заготовки сельскохозяйственных продуктов для обеспечения партизанских отрядов. За сданное продовольствие выдавались квитанции, удостоверяющие что Хозяйство выполнило долг перед Родиной. В свою очередь и партизаны нередко помогали населению, раздавая отобранные у фашистов продовольствие и скот, предназначавшиеся для снабжения гитлеровской армии или для отправки в Германию.

Население всегда было готово оказать любую помощь партизанам, а в случае появления фашистов быстро укрыться в заранее подготовленных местах. Деревни, как правило, имели в лесах гражданские лагери, куда в случае опасности уходило население.

Чем сильнее становились партизанские удары по врагу, тем больше сил вынуждено было фашистское командование выделять для охраны своих тылов, тем больше усилий прилагало оно, что бы уничтожить партизан. Району, в котором действовала бригада «Дядя Коля» придавалось в этом плане особо важное значение.

Достаточно взглянуть на карту, чтобы оценить значение Борисова для немецкого командования. Город стоит на пересечении главной железной дороги Москва — Брест и автомагистрали Москва — Минск с рекой Березина и прикрывает подступы к Минску. В годы войны он являлся центром расположения немецких штабов, тыловых учреждений, местом отдыха и переформирования разбитых на фронте немецких частей. Не только город, но и весь район вокруг него был усеян фашистскими гарнизонами.

Мы провели подсчеты; и оказалось, что из 100 с небольшим населенных пунктов Борисовского района более чем в половине размещались вражеские гарнизоны. Каждый из них был укреплен подземными блиндажами, дзотами, окольцован проволочными заграждениями, а кое-где и минными полями. Только северо-западный угол района — территория Корсаковского сельсовета — с лета 1943 года входил в состав партизанской зоны и охранялся бригадой «Дядя Коля». Нетрудно представить себе, насколько сложными были условия борьбы против врага.

В конце 1943 года состав бригады приблизился к полутора тысячам бойцов. Ее отряды были выдвинуты к южному краю партизанской зоны и располагались в деревнях вблизи от гарнизонов противника и магистрали Минск — Борисов. Каждый, кто знал бригаду, отмечал дружное взаимодействие ее отрядов, организованность и налаженность партизанской жизни, дисциплинированность бойцов и командиров, четкую работу штаба и особенно великолепно налаженную работу разведки.

Хладнокровие и рассудительность опытного командира бригады чекиста Петра Григорьевича Лопатина, воевавшего в тылу врага с первых месяцев войны, соединялись с душевной деликатностью и высокой партийной требовательностью комиссара Николая Николаевича Чулицкого. С его приходом в 1943 году на этот пост вся деятельность славного соединения поднялась на еще более высокий уровень. Подтянулись бойцы и командиры, на командные посты  пришли новые, способные люди, боевые действия бригады развернулись с еще большим размахом и умной, обоснованной смелостью.

Бригада «Дядя Коля» являла наглядный пример того, как по-настоящему налаженная партийно-политическая работа влияет на боевые качества и успехи соединения. Отрядные собрания и индивидуальная работа с людьми, устное и печатное слово — все это практиковалось в регулярных, многообразных формах. Не потому, что так положено, а потому, что без этого жить нельзя, потому, что всем было ясно: политическая работа есть неотъемлемая часть боевой деятельности бригады.

Типография в бригаде была одной из лучших. В ней отпечатали в общей сложности около 160 тысяч экземпляров газет, листовок и других материалов. Ежедневно типография печатала сообщения Совинформбюро. Их тотчас же по установленным маршрутам доставляли по деревням верховые из партизан и местного населения. В привычное время жители уже поджидали посыльных из бригады с последними сообщениями о положении на фронтах. Тут же начиналась коллективная читка и обсуждение. Каждый день население в самых отдаленных уголках зоны было в курсе событий.
И так же непрерывно эти материалы отправлялись в Минск, Борисов, во все населенные пункты, где находились гарнизоны противника. Нужно ли говорить, какое огромное воздействие оказывала такая работа на борьбу против врага, как поднимала она настроение людей, как побуждала действовать еще решительнее, чтобы быть достойными наших товарищей на фронте и в советском тылу.

Кроме ежедневных сводок Совинформбюро, издавались листовки, посвященные другим событиям на «Большой земле»,, а также неотложным задачам борьбы в тылу врага. Издавалась дважды в месяц тиражом по 500 экземпляров газета «Большевистская трибу на»— орган Борисовского горрайкома партии. Газета выходила под тем же названием и с тем же клише, что и, до войны. Кроме того, бригадой «Дядя Коля» издавалась для населения газета «Большевистская правда», а для партизан — газета «Красный партизан».

Вот эта органическая потребность, этот вкус к работе с людьми на всех уровнях, начиная от штаба бригады до отрядов и хозяйственных служб сформировали высокую боевую репутацию бригады.

К осени 1943 года многие вражеские гарнизоны блокировались партизанами и отсиживались за кольцом дзотов, проволочных заграждений, минных полей. Выкурить их оттуда было нелегко, но и давать оккупантам спокойно жить в укрепленных пунктах тоже нельзя.

Выход был найден комсомольцами одного из отрядов. Из их числа были выделены лучшие стрелки, наиболее опытные партизаны. Они подбирались к гитлеровцам на возможно близкое расстояние, тщательно маскировались, а затем меткими выстрелами поражали солдат и офицеров противника, выходивших из своих помещений. Потери оккупантов в этом случае численно были сравнительно невелики, но моральный эффект весьма значителен: фашисты и их приспешники даже днем опасались показываться из укреплений.

Этот метод, получивший название движения снайперов-охотников за немцами, стал вскоре применяться и для обстрела групп противника, двигавшихся днем по дорогам.

Еще более эффективным оказалось другое начинание комсомольцев, получившее распространение тоже в это время. Гитлеровцы предпринимали отчаянные усилия, чтобы прикрыть железнодорожные магистрали от партизанских диверсий, причинявших оккупантам огромный урон. На охрану дорог выделялись целые дивизии регулярных войск, вдоль железнодорожных линий вырубались леса, возводилась цепь укреплений, минных полей, хитроумных ловушек, чтобы не подпустить к дороге партизан. Отвлечение больших сил противника для охраны железных дорог было само по себе немалой помощью фронту. Но и подобраться к дороге стало теперь неимоверно трудным делом. Нужно было искать новые методы борьбы.

Один из них испробовали на практике комсомольцы отряда «Буря». Они применяли для железнодорожных диверсий ПТР — противотанковые ружья.- Несколько партизан с противотанковым ружьем подбирались ночью как можно ближе к линии дороги и выстрелом выводили из строя паровоз. Переждав стрельбу, которую открывала наугад железнодорожная охрана, партизаны возвращались назад. А движение на дороге прекращалось и, кроме того, немцы несли чувствительные потери в подвижном составе.

А сколько смелости и боевой смекалки было в устройстве засад, установке мин на дорогах и в расположении немецких гарнизонов, добыче оружия и военного снаряжения, в ведении разведки, в распространении листовок и т. п. По инициативе комсомольцев во всех отрядах создавались комсомольско-молодежные подразделения. К 25-летию ВЛКСМ в бригаде сформировали комсомольско-молодежный отряд «Ленинец». В короткий срок отряд вырос и провел немало боевых операций .Около 200 молодых бойцов бригады были приняты в члены ВЛКСМ. Десятки лучших из лучших среди комсомольцев стали коммунистами.

Нельзя читать без волнения документы тех лет. Вот протокол заседания Борисовского подпольного горкома комсомола за номером 35 от 31 января 1944 года. В числе других обсуждался вопрос о боевых делах комсомольцев бригады «Дядя Коля» за прошедший месяц. Сохранилась запись доклада Т. Жангельдина. Заместитель комиссара сообщал, что в отрядах действуют 26 комсомольских групп подрывников, развертывает активные действия недавно соз данный комсомольско-молодежный отряд «Ленинец». В отрядах «Буря», «Коммунар», имени Дзержинского и других по инициативе комсомольских организаций созданы курсы медсестер. Комсомольцами собрано 86 пар лыж.

В отряде имени Дзержинского на счету четырех комсомольско-молодежных групп подрывников в январе месяце три подбитых из ПТР паровоза. В отряде «Коммунар» группа бронебойщиков комсомольца Кадыкова подбила из ПТР шесть паровозов противника и спилила восемьдесят столбов связи. Группа бронебойщиков комсомольца Сушко из отряда имени Чапаева подбила из ПТР два паровоза. Группа подрывников комсомольца Коваленко из отряда «Буря» пустила под откос вражеский эшелон, разбросала на авто магистрали специально изготовленные шипы-колючки, на которых прокололись шины у пяти автомашин противника, спилила 40 столбов связи. В отряде «За Советскую Родину» комсомольско-молодежная группа Голова подорвала три автомашины, при этом убито двенадцать гитлеровцев, затем уничтожила 1860 метров телефонно-телеграфной связи. Группа бронебойщиков комсомольца Ксендзова подбила из ПТР три паровоза и уничтожила 1080 метров телефонно-телеграфной связи. Диверсионная группа комсомольца Олейникова уничтожила автомашину врага.

В центре этой кипучей деятельности молодых партизан находился заместитель комиссара бригады. Он был и вожаком, и советчиком в личных делах, и надежным боевым другом и товарищем. Терпеть не мог он напыщенных, громких фраз и в самой трудной обстановке не терял выдержки и хладнокровия. Прежде чем начинать дело, он тщательно обдумывал и готовил его, и потому работа шла успешно. Был тверд в слове, точен в сроках. Всегда был готов прийти на помощь товарищу, ободрить и поддержать советом, душевным разговором. И командиры и бойцы отвечали ему уважением и верной дружбой.

Все эти качества проявились в полной мере во время начавшейся в мае 1944 года самой крупной операции гитлеровского командования против партизан. 14 тысяч бойцов были взяты в кольцо 80-тысячной группировкой противника. Несколько дивизий из резерва группы армий «Центр», дивизия бомбардировочной авиации, шесть охранных полков «СД» участвовали в операции.
Бригада «Дядя Коля» сражалась на окруженном со всех сторон противником, небольшом заболоченном лесном участке на правом  берегу Березины. Чуть не ежедневно вся эта территория, простреливаемая со всех сторон, прочесывалась гитлеровцами. Кончалось про довольствие. Некуда было прятать раненых, негде укрыть сотни женщин, детей и стариков из окрестных деревень. Партизаны несли большие потери.

И в это критическое время в полной мере проявились лучшие качества советских людей, дали знать себя плоды работы командования, партийной и комсомольской организаций по воспитанию у бойцов и командиров политической закалки, моральной стойкости и организованности.

Комсомольцы, молодые партизаны вели себя как настоящие герои.

Заместителю комиссара бригады Т. Жангельдину в разгар блокады было поручено командование бригадной разведкой. В те дни всем приходилось трудно, но разведчикам было тяжелее всех: и днем и ночью, превозмогая нечеловеческую усталость и голод, они пробирались к позициям противника, выясняли его расположение и намерения, и возвращались с драгоценными сведениями. Бригада выстояла до конца и 28 июня 1944 года соединилась с прорвавшими фашистский фронт частями Третьего Белорусского фронта.

Партизаны направлялись теперь на новый, мирный фронт — на восстановление всего, что разрушила война. Т. Жангельдин решением ЦК ВЛКСМ был направлен в распоряжение ЦК ЛКСМ Казахстана.

Началась новая большая глава в его жизни. Он работает секретарем Алма-Атинского обкома комсомола, затем — в аппарате ЦК ЛКСМ Казахстана. В октябре 1945 года едет на учебу в Высшую партийную школу при ЦК КПСС. Окончив ее, возвращается на работу в Казахстан. И снова учеба — в Академии общественных на ук при ЦК КПСС, успешная защита диссертации по философии.
Вернувшись из Москвы в 1954 году, Т. Жангельдин становится партийным работником.

Заведующий лекторской группой и отделом пропаганды Южно-Казахстанского обкома, заместитель заведующего отделом ЦК КП Казахстана, директор республиканского филиала Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС, заведующий отделом науки и куль-туры, а затем — заведующий отделом науки и учебных заведений ЦК компартии Казахстана, член ЦК КП Казахстана, депутат Верховного Совета республики — таков его путь.

В последующие годы жизни Т. Жангельдин руководил Институтом философии и права Академии наук Казахстана, написал интересные научные труды.

И все это время он не терял тесных связей с друзьями военных лет, собирал материалы о незабываемых партизанских днях. Еще в белорусских лесах он вел дневниковые записи и бережно хранил их. В итоге кропотливой работы появились на свет «Дневник партиза на» и «Партизанские походы». Вслед за этим создаются повести «Неотосланные письма», «Час испытаний», в которых судьба главного героя имеет немало общего с судьбой самого автора. Вместе с тем это художественный образ, где автор стремится воплотить жизненные впечатления той поры, волновавшие его раздумья и чувства.

Через всю жизнь пронес Т. Жангельдин свойства характера, которые так ценили в нем друзья: скромность, партийную принципиальность, нетерпимость к нечестности и неправде, постоянную готовность помочь людям.

Он ушел из жизни в расцвете творческих сил. Но остались его дела, осталась память о нем у всех, кто его знал. Останутся его книги, рассказывающие нам правду о героическом времени великой войны.
______________________________________-
Автор:
Владимир Дмитриевич Гранов – активный участник партизанского движения в Белоруссии, секретарь Борисовского подпольного горкома комсомола. В послевоенные годы ответ работник ЦК КПСС, специалист международник, доктор философских наук.



 

Кoличество переходов на страницу: 1408


Комментарии