https://www.kurs.kz/ - Курсы валют в обменных пунктах г. Алматы и других городах Казахстана
 


 






Найти
 
 


Бесстрашные «Мстители»


Эта спецгруппа выполняла особо важные и сложные задания, связанные со смертельной опасностью. Поэтому от чекистов требовались величайшее мужество и отвага, готовность к самопожертвованию

Достойны восхищения

2011 год отмечен для нас очень печальной, во многом трагической датой – исполняется 70 лет с начала Великой Отечественной войны. И теперь особую ценность приобретает каждый документ, каждое воспоминание о великой, кровопролитной битве советского народа с фашизмом. О славных сыновьях и дочерях нашей Родины, которые боролись за ее свободу и независимость самыми разными методами в тяжелейших, порой экстремальных условиях.

Бойцы невидимого фронта, а именно так называют чекистов, достойны особого восхищения, вечной памяти как люди, безгранично преданные своему Отечеству, проявившие в чрезвычайных обстоятельствах особое мужество, отвагу, решимость, непоколебимую стойкость, готовность к самопожертвованию. В составе партизанских отрядов, бригад и соединений на территории Беларуси в годы войны сражалось с врагом 1853 чекиста. Многие из них геройски погибли в беспощадном и грандиозном противоборстве с сильным, опытным, коварным противником, в том числе и с гитлеровскими спецслужбами. Зачастую и до сих пор мы не знаем подлинных имен этих героев, что очень досадно и огорчительно. Из состава спецгруппы «Мстители» жива лишь одна женщина, ее разыскали сотрудники Центрального архива КГБ Беларуси, спасибо им за это.

В июне 2009 года газета «Рэспублiка» начала цикл документальных очерков о смелых и мужественных бойцах невидимого фронта, действовавших в годы войны на территории Беларуси. Публикации основаны на доселе неизвестных широкому кругу читателей достоверных источниках и документах. Разработку столь важной темы продолжаем, здесь автору помогает сотрудничество с центром информации и общественных связей КГБ республики. «Мы с большим интересом читаем эти материалы, — говорит Михаил Самонов, председатель Республиканского комитета ветеранов войны. – Лично мне, когда служил при штабе 20-й армии, приходилось иногда общаться с разведчиками-чекистами, возвратившимися из вражеского тыла. Они рассказывали, как это сложно и опасно, когда не знаешь, друг или враг идет навстречу, что можно ожидать от него. И такое – в каждом городе, в каждой деревне. Ты один, и от твоего опыта, сообразительности, выдержки зависит и выполнение задания, и жизнь. Как же не восхищаться такими людьми».

НКВД решил

В октябре 1943 года Народным комиссариатом госбезопасности Белоруссии была поставлена исключительно важная, ответственная и сложная задача — парализовать проводимую вражескую деятельность против советской власти со стороны БНП, БНС, СБМ. Разложить эти организации и перехватить в свои руки руководство ими, направить их деятельность против фашистских оккупантов.

Для этого было решено использовать оперативную спецгруппу «Мстители», действующую в районах, прилегающих к Минску. В том же месяце нарком госбезопасности Белоруссии направил в НКГБ СССР план дополнительных мероприятий для «Мстителей». Кроме всего прочего, в этом документе, естественно, содержалась информация о том, что собой представляют вышеназванные националистические белорусские организации, когда, с какой целью и кто их создавал, чем занимаются и т.д.

Они, говорилось в документе, активно сотрудничали с различными иностранными разведками в качестве шпионов, террористов и диверсантов, использовались последними как база для вооруженного вторжения империалистов на территорию СССР.

Что за сборище в Данциге?

Эту их предательскую деятельность германские разведывательные органы учли, когда в июле 1939 г. в городе Данциге провели конференцию так называемых белорусских деятелей с участием представителей от белорусов, проживающих в других странах.

Немецкое фашистское правительство обещало участникам данного мероприятия оказать широкую помощь белорусам, если последние будут поддерживать Германию в ее империалистической политике, и в первую очередь в ее экспансии на Восток, т.е. в войне против Советского Союза.

Конференция избрала так называемый белорусский комитет дела из 11 человек. В его составе был Фабиян Акинчиц, впоследствии один из руководителей БНС. В 1943 г. он прибыл в Минск с группой пропагандистов из Берлина для работы в отделе пропаганды «генерального комиссариата Белоруссии» (в марте 1943 г. советские патриоты НКГБ уничтожили Акинчица).

Как лопнула БНС

«Комитет дела» с целью подготовки националистических кадров начал стягивать под различными предлогами на территории Германии белорусов из различных стран.

С захватом гитлеровцами Польши в Варшаве была образована Белорусская народная самопомощь (БНС). Немецкая разведка поставила одним из ее главарей все того же Фабияна Акинчица. Основной задачей БНС являлась борьба против Советского Союза и создание белорусского государства под протекторатом Германии.

БНС — антисоветская фашистская организация, созданная по распоряжению гитлеровского генерального комиссара Белоруссии Кубе. Под видом оказания помощи пострадавшему от войны населению БНС без малейшего зазрения совести всячески содействовала выкачке из нашей республики материальных ресурсов. Провокационную организацию, состоявшую из предателей Родины, белорусских буржуазных националистов и шпионов, гитлеровцы использовали в борьбе против советских патриотов.

Практически вся деятельность БНС велась в тесном контакте, под руководством и на средства немецких спецслужб. Среди белорусов – военнопленных бывшей польской армии на территории генерал-губернаторства развернулась активная националистическая пропаганда. В итоге этих провокационных мероприятий германская разведка готовила административный, хозяйственный, технический аппарат, полицейские отряды для намеченных к захвату территорий СССР. Также готовились разведывательные и повстанческо-диверсионные, террористические кадры. Пособниками гитлеровцев в Беларуси, в частности, являлись Ермоченко, Алехнович, Годлевский, Ивановский и другие.

Временно захватив территорию Белоруссии, фашистские оккупанты использовали националистические организации и их влияние на реакционную часть белорусской общественности. Террором и насилием пытались подчинить себе белорусский народ. В этих целях опираясь на БНС, гитлеровские власти пытались создать так называемый «добровольческий корпус самааховы». Тем самым они стремились парализовать партизанское движение в нашей республике. Однако, несмотря на все эти активные попытки, им не удалось превратить БНС в массовую организацию. Создание же «корпуса самааховы» — как по добровольному принципу, так и путем мобилизации — было сорвано.

Грязная стряпня не сработала

Значительное внимание фашистские власти уделяют также созданному союзу белорусской молодежи (СБМ). Через него посредством состоящих на службе предателей усиленно обрабатывают молодежь и готовят из некоторой ее части командный состав для различного рода антисоветских, так называемых добровольческих формирований.

О том, что это был за союз, достаточно красноречиво говорила одна из его листовок: «Молодежь! СБМ призывает вас на добровольную службу Германии, стать плечом к плечу с немецкой молодежью на фронтах в Европе». Белорусская молодежь своей активной борьбой сорвала эту провокационную затею гитлеровцев. В частности, в ответ на данную стряпню Минский подпольный горком ЛКСМБ обратился к белорусской молодежи с листовкой, в которой спрашивал:

«Кто может забыть пять тысяч расстрелянных минчан в районе Тростенец?..

Кто может забыть, что тысячи юношей и девушек, отправленных в Германию, умерли от непосильного труда и голода?

Кто может забыть тысячи мирных жителей, замученных в застенках Минского гестапо?

Никто этого не забудет!»

«Прочь кровавые руки предателей из СБМ от нашей молодежи!» — требовали комсомольцы.

На что рассчитывали фашистские оккупационные власти, проводя подобные комбинации? Конечно же, всячески стремились закрепить свое положение на оккупированной территории, обеспечить безопасность тыла и, создав среди населения прогерманские настроения, использовать их против патриотического антифашистского движения в белорусском народе.

Бобылев и Гонцов

Шифротелеграммой от 11.10.1943 г. корреспонденту было предписано принять все меры к уничтожению заместителя Кубе Кайзера, Козловского. Если удастся, желательно захватить Козловского живым и доставить на базу. Все усилия направить на выполнение задания по установлению связей с Ивановым. Если он на связь не пойдет, нужно его ликвидировать или захватить живым.

Это лишь одно из заданий Центра спецгруппе «Мстители». В то время они действовали на территории Минской области и располагали достаточным количеством связных, имеющих доступ в Минск и в руководящие круги белорусских националистических организаций.

Командиром группы был назначен Александр Бобылев. (Его легенда – Тюрин Иван Яковлевич.) Родился в 1905 году в деревне Кондырева Урицкого района Орловской области. Очень трудное детство и юность. После смерти матери перешел на иждивение к своему дяде. В 1923 году пытался поступить на военные курсы в г. Орле, принят не был, после чего домой не возвращался, уехал в г. Шуя, где устроился на работу.

В 1926 году был призван в Красную армию, после демобилизации возвратился в Шую, здесь работал до 1941 г.

В июне 1941 г. Бобылева мобилизовали в армию. 19-я стрелковая дивизия, в которой он служил красноармейцем, в августе того же года была разбита под Ярцевом, и Бобылеву пришлось многое испытать, пока не попал в партизанскую бригаду Шмырева.

Заместителем Бобылева назначались Михаил Гонцов (псевдоним Светлов) и Фома Хвесько. Скажем: Михаил Гонцов в органах НКВД служил с 1939 года, награжден медалью «За боевые заслуги», это был опытный чекист. Да и другие чекисты, на которых возлагались столь серьезные и ответственные задачи, были людьми проверенными, мужественными, высокими профессионалами, прошедшими хорошую боевую закалку.

К примеру, связной Витебский, уроженец Лиозненского района, белорус. Ему шел 31-й год, имел высшее педагогическое образование, член ВКПБ с 1933 г., в органах НКВД—НКГБ с августа 1940-го. Выполнял спецзадания НКГБ БССР в тылу противника, хорошо знал оперативную и следственную работу.

Загадочный Иванов

Использовался для работы на группу «Мстители» вышеназванный связной Иванов. В то время он занимал руководящее положение в белнацдемовском движении на оккупированной территории Белоруссии. Это был очень ценный для чекистов источник информации, и отношение к нему, естественно, было особое.

Родился Иванов в 1917 году в Сталинграде, русский. До войны – командир отделения погранвойск НКВД. По заданию НКГБ БССР находился в тылу противника, где проявил себя с положительной стороны. Вот и все, даже настоящей его фамилии, имени и отчества, увы, не можем назвать.

Через Иванова «Мстители» планировали выкрасть Козловского и Ивановского. Здесь использовалась связная Геро. Под видом беженки из Смоленской области она устраивается на временное жительство в одном из населенных пунктов под Минском. Оттуда через проверенных людей «Мстителей» направляется письмо Иванову с извещением о своем прибытии. Напоминая о своей верности Иванову, она сообщает о своем безвыходном положении и убедительно просит Иванова прийти к ней на личное свидание и объяснение. Кстати, текст письма Геро составила заблаговременно под контролем Гонцова. Эта хитроумная комбинация должна была завершиться секретной съемкой Иванова и доставкой его на базу «Мстителей».

Михаилу Гонцову четко предписывалось: по прибытии на место дислокации группы «Мстители» ознакомить Бобылева с дополнительным заданием. После чего вместе с Бобылевым начинать проводить оперативные мероприятия для выполнения поставленных задач.

Доклад в центр

«Мстители» докладывали в центр о том, что силами группы подготовлена и осуществлена ликвидация редактора «Белорусской газеты», видного белнацдема Козловского Владислава.

Козловский родился в 1896 году на Белосточчине. По национальности поляк. Учился в семинарии, которую по неизвестным причинам не окончил. Был в польской армии, где дослужился до чина капитана, а затем ушел в отставку.

В белнацдемовском движении Козловский стал проявлять себя с 1937 года, выдавая себя за белоруса. Принимал участие в редактировании Виленской белнацдемовской газеты «Новый шлях», впоследствии являлся ответственным секретарем этой газеты.

По своему содержанию данная газета являлась проводником фашистских идей среди белорусов и пропагандировала необходимость создания фашистского государства.

Связан с немецкой разведкой

По нашим данным, говорилось дальше в спецсообщении НКГБ БССР, Козловский был тесно связан с немецкой разведкой. По ее заданию, используя свое влияние среди белнацдемов, «проводил политику фашизации этих организаций», подготовку их к борьбе против Советского Союза. Он же являлся одним из организаторов того самого «Данцингского совещания» белнацдемов, подготовленного немецкими спецслужбами. На совещании была принята так называемая декларация о совместной борьбе нацдемовцев и фашистской Германии против СССР.

В Минск Козловский прибыл в конце августа 1941 года со специальными полномочиями германского министерства пропаганды. Вскоре после появления в городе был назначен редактором «Белорусской газеты».

Козловский являлся ярым сторонником германского фашизма. И через эти газеты в своих выступлениях проводил активную агитацию, направленную против Советского Союза, пропагандировал необходимость поддержки со стороны белорусского народа гитлеровских оккупантов.

Помимо руководства газетой, Козловский принимал активное участие в создании Минской организации БНС и «корпуса самааховы». Козловский пользовался особым доверием генерального комиссара Белоруссии Кубе и других высших чинов немецких оккупационных и военных властей. За свою предательскую работу на гитлеровцев он был награжден оккупантами медалью «Отличие белорусов».

«Предателя секретно изъять»

Необходимо было срочно пресечь вражескую деятельность шпиона и предателя. Наркомат Госбезопасности БССР проводит ряд оперативно-разыскных мероприятий по разработке белнацдемовских организаций на временно оккупированной территории противником. Основная задача – осуществить секретное изъятие Козловского с последующим доставлением его через линию фронта в наше расположение.

Ну а если по каким-либо причинам изъятие станет невозможным? Тогда другой вариант – ликвидация Козловского, чтобы внести в рядах руководящих кругов белнацдемов панику.

Двое наших у «Соседей»

Как видим, задачи предстояли очень сложные. Для выполнения их НКГБ БССР после соответствующей подготовки в октябре 1943 года перебросил в тыл противника на базу действующей нашей оперативной группы двух опытных чекистов. Они были решительные и смелые, к тому же хорошо знали белнацдемовское движение. Эти двое обосновались на базе действующей в районе Минска оперативно-диверсионной группы «Соседи». Возглавлял ее Максим Заяц. Он действовал вместе с оперработником Фомой Фесько (псевдоним Бурцев). Фесько был послан в тыл противника в августе 1943 года в составе группы «Мстители» и также находился на этой базе.

Были тщательно изучены возможности проникновения разведчиков в Минск. Для выполнения ответственного задания требовались проверенные, надежные люди, поэтому чекисты приступили к подбору и подготовке бойцов, которые по своим личным качествам могли бы успешно провести операцию.

Дударевич и Новый

Выбор пал на двоих. Связной Дударевич родился в 1924 году в Новогрудском районе. Белорус, из крестьян, беспартийный. В апреле 1943 г. по заданию партизан вступил в «батальон самааховы», руководство которого послало его на курсы командного состава белорусских батальонов СС в Минск. Там он пробыл 3,5 месяца и по окончании курсов был зачислен во взвод белорусской «самааховы» Минска. В сентябре 1943 г. Дударевич прибыл в спецгруппу НКГБ БССР «Беляк». Через некоторое время его направили с заданием в Минск. По возвращении из Минска больше не использовался. В начале ноября 1943 г. руководство «Мстителей» наметило Дударевича для выполнения специального задания.

Второй связной под псевдонимом Новый — белорус, до войны работал в органах милиции. Эвакуироваться не смог и попал в окружение. В сентябре 1943 г. руководством «Мстителей» был отобран для того же спецзадания, что и Дударевич.

Оба приступают к выполнению задания


Задание по Козловскому было продуманно и очень тщательно разработано. Методы его выполнения следующие. Старшим был Дударевич, по прибытии в Минск связной Новый уточняет месторасположение квартиры и рабочего кабинета Козловского, по адресу: ул. Революционная, дом 2. Разведывает подходы и отход, после чего информирует Дударевича. Получив подробные данные, Дударевич к концу рабочего дня следует на квартиру Козловского или в его служебный кабинет. После установления личности Козловского он ему заявляет: «Я унтер-офицер белорусского батальона СС. Командование послало меня пригласить вас как ответственного редактора белорусской газеты на митинг нашего батальона, посвященный чествованию отличившихся в борьбе с партизанами». Дальнейшие действия Дударевича были спланированы очень продуманно, предусматривались, конечно же, и непредвиденные обстоятельства.

Дударевич и Новый приступают непосредственно к выполнению задачи. Перед направлением в Минск получают от наших оперработников два револьвера системы наган с патронами, гранаты и финские ножи. Дударевич имел при себе удостоверение, что он якобы является унтер-офицером белорусского батальона СС. И был одет в полицейскую форму. Новый имел при себе паспорт и трудовую книжку, дающие возможность пройти по ним в город.

«Живым Козловского взять невозможно»

11 ноября ночью оба разведчика направились в Минск, и утром 12-го оба благополучно проникли в город. Здесь произвели разведку и установили местонахождение редакции «Белорусской газеты», порядок входа туда. Изучили обстановку, встречу с Козловским наедине с учетом того обстоятельства, что в субботу рабочий день редакции заканчивается в 12 часов.

13 ноября согласно предварительной договоренности оба встретились в парке имени Максима Горького. Необходимо было обменяться мнениями. «Живым Козловского взять невозможно, — сказал Новый. – Тем более днем, на виду и в присутствии сотрудников редакции». — «Да, это верно, — согласился Дударевич. – Сразу же поднимется шум, а это же центр города. Операция может провалиться, чего мы допустить не имеем никакого права. Поэтому идем в редакцию, и там обстановка покажет, как нам действовать. В любом случае, с предателем необходимо рассчитаться. Значит, как всегда в подобных ситуациях, — решительность, даже дерзость». — «Иначе нельзя, — подтвердил Новый. – То есть все зависит от нас двоих». — «Да, — заключил Дударевич. – Только от нас двоих. Итак, идем в редакцию, действуем по нашему разработанному плану».

По разработанной легенде

Дударевич, придя в редакцию, зашел в кабинет ответственного редактора. Новый же временно остался в коридоре. Дударевич возгласом «Жыве Беларусь» приветствовал находившихся в кабинете сотрудников. Одновременно внимательно изучил их лица. Есть ли здесь Козловский? К Дударевичу подошел сотрудник и спросил, что ему надо.

— Мне необходимо видеть ответственного редактора «Белорусской газеты» Козловского, — спокойно ответил наш агент. – Я хочу лично передать подробные материалы о моих лучших товарищах — белорусах, погибших в борьбе с партизанами.

Сотрудник редакции заявил, что эти материалы с успехом может взять он сам. Дударевич мгновенно принимает решение: чтобы не расконспирировать себя, он по разработанной легенде был вынужден сообщить ряд фамилий белорусов из взвода лейтенанта Мелешко, погибших в боях с партизанами. Заодно Дударевич заявил, что Мелешко – его хороший друг и он обязательно пошлет с ним письмо. И сказал сотруднику редакции, что зайдет через некоторое время. На этом и договорились.

Дударевич вышел из кабинета в коридор, где его ожидал Новый…

Подозрительный человек у окна

Дударевич задумался. Дело в том, что во время беседы в кабинете он обратил внимание на сотрудника редакции, сидевшего у окна. По портрету тот был похож на Козловского. «Да, это он», — заключил Дударевич. И оба наших разведчика вышли из редакции. Зашли в кафе перекусить. И решили: зайдем в редакцию и ликвидируем сотрудника, похожего на Козловского.

Но в этом кабинете было много сотрудников газеты. Поэтому расправиться с Козловским разведчики решили вместе. Дударевич стреляет в Козловского, а Новый должен охранять его в случае нападения сотрудников. Новый в кабинет вошел первым. Сказал, что ему надо дать объявление об утере документов. Но неизвестно по каким причинам его заподозрили и вывели в коридор. Увидев здесь Дударевича в полицейской форме, сотрудники редакции попросили его проверить документы Нового.

Вот так момент

Наступил совершенно непредвиденный момент, который умело использовал Дударевич. Он приказал сотрудникам уйти, а остаться только старшему, который назвал себя редактором газеты. Дударевич в коридоре начал «проверять» документы Нового.

Проверив документы, Дударевич сказал, что они в порядке и этого человека можно отпустить. Но Дударевич решил максимально использовать столь удачную ситуацию — изъять документы у Козловского и предложил тому их предъявить. Козловский ответил, что его документы находятся на квартире, здесь же он в редакции. И повторял, что он – ответственный редактор «Белорусской газеты», Козловский Владислав.

Дударевич действовал мгновенно. В коридоре, кроме их двоих, никого нет, и он одним выстрелом из нагана завершил дело. В коридоре поднялась суматоха – крик, шум. Умело воспользовавшись этой неразберихой, разведчики выбежали из помещения на улицу, где разбежались в разные стороны, чтобы направиться на базу спецгруппы.

Дударевич благополучно добрался до Пушкинского поселка, зашел к своей знакомой. Пробыв в ее квартире некоторое время, вышел на улицу и направился к условленному месту встречи с Новым. Увы, его здесь не оказалось. Дударевич прождал своего напарника некоторое время, однако напрасно. Поэтому направился на базу спецгруппы, куда прибыл ночью 13 ноября и доложил руководству о выполнении задания.

Увы, Новому не повезло

А что же случилось с Новым? К сожалению, ему не повезло. На площади Свободы его задержал полицейский, избил и доставил в полицию. Были приняты меры по его розыску через связных по Минску. Они подтвердили, что вскоре после ликвидации Козловского Новый был задержан в Минске немецкими властями. В настоящее время содержится у немцев, где по его делу ведется следствие. Допрашиваемые фашистами в качестве свидетелей работники редакции никаких показаний, изобличающих нашего разведчика в причастности к ликвидации Козловского, не дают.

Новый на допросах также никаких показаний не дает и отказывается отвечать на вопросы. Единственным свидетелем, подтверждающим участие Нового в ликвидации Козловского, выступает поэтесса Арсеньева. Она дала свои показания немцам, что якобы видела Нового в тот день в коридоре редакции, и изобличает его как прямого участника этой акции.

В печати о гибели Козловского было сообщено 17 ноября. Похоронная процессия усиленно охранялась войсками и полицейскими.

Так свершилось возмездие над одним из активных фашистских прислужников и помощников. Но «Мстители» не имели права на отдых, они усиленно готовились к новым, не менее сложным и опасным операциям.

Михаил Шиманский, лауреат Государственной премии Беларуси
Рэспубліка  2011


 

Кoличество переходов на страницу: 2039


Комментарии